Мира!


Сквозь приятный сон пробивается песня. Телефон ползает по кровати. Одним глазом недовольно щурюсь на дисплей. Ванька. За окном темно. На электронных часах 02:17. «Что стряслось?», — думаю я.

-      Да?

-      Дашка, I need help.

-      Что случилось?

-      Слушай, такое дело. Мы собрались на рыбалку, а Илья — как обычно. Машина не заводится, он вчера копался там в деталях и всё поломал. А нас тут четверо. И ехать очень надо. Выручи, а?

Внутренний голос просто вопит — что за наглость!

-      Ванька, ты обнаглел!

-      Ну Даш, ну солнышко («Начинается»). Ну отвези нас пожалуйста. Недалеко — час езды.

Мне никогда не дают поспать в субботу. Один мой голос вкрадчиво шепчет на ухо — ну что ты, успеешь в этой жизни отоспаться, потом с улыбкой будешь вспоминать про это путешествие в два ночи. Но другой мой голос вопит от возмущения: да что он себе возомнил? Надо машину — Даша отвези. Нет, не поеду. Я сплю! Я так и сказала ему:

-      Я сплю.

А Ванька в ответ:

-      Дашенька! Будет весело, я обещаю. Я куплю тебе любую сумку, какую выберешь!

Знает, козявка, на что давить.

-      Я сплю.

-      Ну Дашенька, Дашенька! — распевает он, сюсюкаясь. — Я беру такси, мы через полчаса будем.

-      Нет! – пытаюсь сказать ему, только он заблаговременно повесил трубку.

Укладываюсь поудобнее и пытаюсь вернуться в то приятное и нежное, откуда меня выдернул звонок. Мысли крутятся вокруг рыбалки, два голоса в голове громко спорят друг с другом, и я хитро решаю, пока они ссорятся, уснуть. Слышу, как по ногам крадётся Кузя — мой кот. Он тоже не может уснуть. Я обнимаю его и прижимаю к подушке:

-      Спи, Козьма.

Звонок в дверь. Кузя вскакивает. В темноте я вижу его глазищи. Несколько мгновений я лежу не шевелясь, а потом обречённо начинаю шарить рукой в поисках халата.

 

Фары освещают чуть влажную от росы землю. Мой Кузя, оставленный наедине с переполненной кормом плошкой, ещё ни разу не видел утренней росы. И восхода. И живой рыбы. И как на неё охотятся.

-      Если ты не поймаешь моему коту ни одной рыбины, я тебя убью.

Ванька острит и пытается тормошить меня, чтобы я не уснула за рулём. Он несёт какую-то чушь про легионеров.

-        А темы поутренней у тебя нет?

-        Сегодня утром я, как обычно, пошёл в душ. Ну, вы понимаете, зачем мужчина по утрам ходит в душ?..

 

Вовка разжигает костёр, Алёша помогает Ваньке разматывать удочки, ещё какой-то парень — не то Саша, не то Паша — опрыскивает себя антикомарином.  Я кричу погромче конец его имени, съедая начало:

-      Аш, а дай мне тоже спрея. А то, кажется, комары решили мной позавтракать.

 

Второй час сидим на берегу туманной реки. Что за глупость вообще — ездить на рыбалку с дико-раннего утра. Кто это выдумал? Но спросить я не рискую — все бредят одним словом, которое повторяют, как заклинание:

-      Не спугни!

И я-то клюю носом, а вот на мою удочку не клюёт решительно ничего. В голове появляются какие-то видения, очертания предметов размываются, туман приближается…

-      Дашка, клюёт! — кричит шёпотом Ванька.

Я открываю глаза и вижу, как поплавок плавно уходит под воду и опять выныривает. Некоторое время я смотрю непонимающе. Ванька бросает свою удочку и подбегает ко мне помочь.

-      Потихоньку.

-      Осторожненько.

-      Плавненько.

Прямо атаковали со всех сторон!

-      Не спугни! — ну, куда же без этой молитвы.

Вытаскиваю из воды трепыхающееся существо. Жёлтенькая какая-то. И мелкая. Кузе на один зуб. Парни быстро подхватывают леску. Паша-Саша хватает рыбу и отцепляет её с крючка. Приносит. Мне лень вставать.

-      Я поймала первая. Вы — бездари, — победоносно смотрю я на своих спутников.

Они скалятся.

Я разглядываю рыбу: она хватает ртом воздух и раскрывает жабры.

-      Дайте хоть ведро для неё. Жалко.

Они приносят мне детское ведёрко из моей машины, которое я купила племяннице в подарок. Чешут голову.

-        Мы не взяли вёдер.

-        Тоже мне, великие рыболовы!

Рыбке в ведре тесно. Но, хотя бы, живая. Я смотрю на неё. И тут она поворачивается боком и заглядывает мне прямо в глаза. Я моргаю, а она продолжает смотреть. Я оглядываю парней, замечают ли они, но они уже у своих удочек. А рыба всё смотрит и смотрит. И тут как вынырнет и как заговорит:

-      Это ты меня поймала?

Я опешила. Показываю на ведро пальцем, мычу что-то нечленораздельное, и огромными глазищами, смотрю на друзей в надежде на помощь.

-      А у меня ведь там семья. Я только замуж вышла. Даже медовый месяц ещё не прошёл.

Тут, наконец, Ванька заметил, что со мной что-то не то, и решил пошутить:

-      У тебя физиономия, будто ты говорящую лягушку увидела.

А я произношу одними губами:

-      Рыбу!

-      Что?

-      Рыбу!

Рыба переводит взгляд с меня на Ваньку и обратно.

-      Отпускай меня в реку.

Парни вскочили и замерли. В недоумении уставились на рыбу. Несколько секунд было слышно только пищание комаров.

-      Так, ладно. Тебе восемнадцать есть? — Золотая рыбка смотрит на меня. Я киваю.

-      Загадывай желание и отпускай.

Я нервно заулыбалась, меня бросило в дрожь, как землю при тяжёлых шагах великана.

-      Только нормальное желание. А то последний раз старик измучил своей женою…

Я смотрю на друзей. Они стоят, напуганные, растерянные, их вид меня рассмешил, и я захохотала. Глядя, как я складываюсь пополам от нервного смеха, парни тоже слегка расслабились и начали как-то криво скалиться. Когда все успокоились, мы сели в кружок и стали совместно решать, какое бы желание загадать. Какая там рыбалка! Спорили мы до 11 дня. Рыбка в это время недовольно на нас поглядывала, но молчала. Мы даже пару раз пугались, что у нас поехала крыша и просили её что-нибудь сказать, чтобы удостовериться, что она все ещё говорящая. В итоге я развернулась и победоносно сказала:

-      Мы хотим мира во всём мире. Чтобы люди возлюбили ближнего своего!

Рыбка глянула на меня своим томным глазом и сказала:

-      Пусть будет так.

Казалось странным, что она не стала спорить, уточнять. Я недоверчиво посмотрела на ребят — те пожали плечами.

-      А что теперь?

-      Теперь отправьте меня домой. Ваше желание будет исполнено.

Мы ещё немного поспорили, а потом отпустили её. Золотая рыбка, не обернувшись, уплыла в глубь. Ловить больше ничего не хотелось, поэтому мы, как-то даже не сговариваясь, засобирались домой. Весь обратный путь в машине царила полная тишина.

 

 

Включив дома телевизор, я сразу же наткнулась на новости:

- Неожиданно миллионы бизнесменов со всего мира именно сегодня сделали заявления об инвестициях в науку, медицину, строительство детских домов. Предприниматель города Ярославля сдался полиции, обвиняя себя в похищении конкурента. Неожиданно быстро завершился военный конфликт в Сирии. Саратовский педофил отпустил двух мальчиков из заточения и сдался полиции. А теперь подробнее о событиях…

Я замерла перед приёмником — неужели мне не приснилось. Мир во всём мире? Никакого насилия? Мечта всех веков с момента появления человечества! Значит, больше нет греха убийства? Оказалось так просто — нужно было выловить Золотую рыбку.

Весь день я просидела перед телевизором. Корреспонденты отмечали тихость дня — никаких конфликтов, никаких убийств, никаких нападений. Новости вещали исключительно о культурных событиях и предстоящих Олимпийских играх. Я пила пиво на диване и думала, что миссия моя на земле и в жизни закончена. Теперь можно отдохнуть и подождать, когда мне вручат Нобелевскую премию за весомый вклад в развитие общества. Я уже представляла себя в шикарном платье, как смущённо стою перед апплодирующей толпой… Позвонила своему любимому и ждала его, чтобы поделиться радостными вестями.

 

 

Но уже через пару недель ситуация начала меняться. Неосторожное «мир во всем мире» люди поняли по-своему. Выходя на улицу, я видела толпы безработных военных и надзирателей. Я видела, как люди орут друг на друга из-за мелочей, пытаясь выплеснуть негативную энергию – начались массовые скандалы, ссоры, конфликты. В магазинах всего мира сервисное обслуживание стало, как в России. Учителя по любому поводу срывались на учениках. Начальники орали на подчинённых, подчинённые на своих подчинённых, и так далее вниз по карьерной лестнице. Никто не мог коснуться другого хоть пальцем, но все старались унизить морально. За несколько недель число самоубийств выросло в 15 раз. На столе у судей лежало несколько миллионов бракоразводных дел. Боевые искусства прекратили своё существование. Люди орали перед кассами, где делали ставки на боксёров, но те только выходили на ринг, прыгали по кругу и после звонка расходились, так и не ударив другу друга ни разу.

Ездить в общественном транспорте стало совсем невыносимо.

Школьники подсели на компьютерные игры и так увлеклись, что перестали ходить в учебные заведения, общаться с друзьями. Первого сентября в школы не пришло более половины школьников!

Те, кто постарше, начали спиваться, пытаясь избавиться от стресса. Резко увеличилось число наркозависимых и курящих. Во всех странах началась борьба правительства с алкоголизмом и наркоманией. Запретили рекламу сигарет и алкоголя, объявили «сухой закон», спиртные напитки можно было купить только по знакомству в «ямах». Но ничего не помогало. Люди по-своему боролись со стрессом.

 

Были и положительные моменты. Так, например, началось повальное увлечение спортом: те, кто поумнее, избавлялись от негатива в спорт-залах и на стадионах. Мы перестали бояться поздно вечером выходить на улицу, родители не волновались за своих детей, возвращавшихся домой. Объявили всеобщую демобилизацию, и матери всего мира дождались своих сыновей домой.

 

Я позвонила Ваньке, и мы засобирались на реку. Неожиданный летний ливень чуть было не остановил нас. С трудом разбирая дорогу, мы добрались до реки.

Долго просидев под дождём, мы отчаянно пытались поймать Золотую рыбку. Тщетно. Мы уже начали сомневаться, что всё происходящее — реальность.

Вдруг, в сумерках на воде показалась поблёскивающая знакомая чешуя.

-      Рыбка, это не то, — выпалила я. -  Нужно сделать не так, чтобы люди не могли бить, насиловать и убивать других. Нужно просто сделать так, чтобы они любили других и поэтому не могли применять к ним насилия. Как в бибилии – «Возлюби ближнего своего…». В этом заключается мир во всем мире.

Рыбка глянула на нас, махнула хвостом и, уже удаляясь, сказала:

-      Пусть будет по-вашему.

 

По дороге домой мы включили радио:

-        Неожиданный скандал произошел сегодня на футбольном матче Северной Ирландии и России – прямо на трибунах болельщик и болельщица занялись любовью. Это было случайно снято камерой, которая транслирует матч на большом экране. Правонарушители задержаны, им грозит штраф.

-        О, нет. Неужели теперь все будут «любить» друг друга, — простонала я.

Иван посмотрел на меня.

-        Ну, тебе никак не угодишь.

 

 

Вернувшись в город, мы поняли, что наше неосторожное «возлюби ближнего своего» люди поняли по-своему: люди «любили» друг друга в офисах, магазинах, общественном транспорте. Я буквально ввалилась домой, такая уставшая, будто только что несколько часов держала мир на своих плечах, а он все равно рухнул мне на голову. Козьма укоряюще посмотрел на меня и залез на шею, мурлыкать.

На улицу выходить не хотелось совсем, смотреть на то, что мы натворили. Новости узнавала из Интернета и новостей по телевизору. На некоторых магазинах появились таблички рядом с перечеркнутым изображением собак и мороженного – перечёркнутые мужчина и женщина, занимающиеся любовью. Никакой сублимации — половина творческих людей бросили  писать, рисовать, творить. Секс на улицах ни у кого не вызывал смущения. Впервые за всё существование человечества самая древняя профессия не приносила денег и не пользовалась спросом.

Еще через пару недель больницы были переполнены девушками-тинейджерами, которые приходили и вставали на учёт по беременности. Грозил демографический взрыв, а потом — голод. Подростки занимались любовью с 12-13 лет. Закишели венерические заболевания. Клиники просто затрещали от подцепивших заразу людей.

Надо было что-то менять, пока мы не наплодили 10 миллиардов людей и не поубивали друг друга спидом и сифилисом.

 

Я снова позвонила Ваньке.

Разрезая темноту фарами, а осенние листья – дворниками, машина мчалась к исполнительнице желаний.

-      Тебе не кажется, что всё идёт против нас?

-      В смысле? — Ванька нервно курит и внимательно смотрит на дорогу. Хотя веду я.

-      В прямом. Мы просим, чтобы люди любили друг друга,  и получаем повальный секс. Просим не убивать, и люди становятся нервными, депрессивными и вспыльчивыми. Что просить на этот раз? У нас нет единства между желаниями и получаемой реальностью. «Возлюби» и «не убей» люди воспринимают как-то сквозь лабиринты извилин своих мозгов.

-      Погоди, не паникуй.

У воды мы просидели долго. Сначала просто ждали рыбку, потом попытались её выловить. Мы включили фары и смотрели на чёрную воду, как бисером покрытую жёлтыми и красными листьями. По радио передавали новых хит «Земля любви», которую исполнил министр обороны Сердюков, и только это напоминало о нашем сбывшемся желании мира во всем мире — люди «возлюбили» ближнего своего.

-      Никогда бы не подумала, что это так сложно — мир на Земле.

-      Никогда бы не подумал, что человек не может не убивать и любить по-человечески.

-      Нет. Человек – хищник. Когда один хищник встречает другого, он убивает его. Или пугает тем, что убьёт. Это нормально, что некоторые люди не могут не убивать – это заложено в нас природой.

-      Я бы поспорил. Но в другой раз. Сейчас могу думать только об одном — что мы попросим у неё сегодня?

-      Я уже боюсь что-то просить.

-      Давай всё вернём, как было? Давай попросим, чтобы она повернула время вспять и сделала так, чтобы мы приехали на рыбалку и не выловили её. Мы не сможем исправить то, что натворили.

Я молчу с минуту. Потом прошу сигарету.

-       Ты же бросила!

-       Мне хочется.

Закуриваю.

-       Эх, плакала моя Нобелевская премия…

Медленно вдыхаю синий дым и выдыхаю. Мне нравится, как в темноте огонёк, медленно шипя, подползает к моему носу. И я управляю им. Легко управлять сигаретой — вдох — она шипит и вспыхивает ярче, выдох — огонёк становится затуманенным. Куда легче, чем управлять пятью миллиардами людей.

Наконец, я произношу:

-      Ты прав. Мы попросим сделать так, чтобы я её не ловила. Пусть лучше мы вернёмся с богатым уловом домой.

 

-      Дашка, клюёт! — кричит шёпотом Ванька.

Я открываю глаза и вижу, как поплавок плавно уходит под воду и опять выныривает. Некоторое время я смотрю непонимающе. Ванька бросает свою удочку и подползает ко мне помочь.

-      Потихоньку.

-      Осторожненько.

-      Плавненько.

Прямо атаковали со всех сторон.

-      Не спугни! – куда же без этой молитвы.

 

Мы вылавливаем нашу старую знакомую. Смотрим на неё огромными удивлёнными глазами. Рыбка недовольно выговаривает:

-         Вам всё-равно надо загадать желание. Я тут ни при чем.

Парни начинают шушукаться, но я их прерываю, наклоняюсь к рыбке и шепчу ей:

-      Денег нам пятерым. И побольше!

 

 

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Источник: koten.ru