Мужчины. Женщины.


 Я недостаточно умна, наверное, потому,

что в 20 мне удалили все зубы мудрости.

 

В дыме сигарет не было видно его паршивой родинки над губой. В полумраке бара он выглядел даже ничего. А если бы он еще голову догадался помыть, то, пожалуй, вообще был бы почти красавец.

«Если он поправит волосы рукой, типа прихорашиваясь, то сегодня будет секс. Хе-хе».

Марина, на самом деле, почти неосознанно сказала это себе. А Максим тем временем продолжал с жаром говорить:

-        Ты понимаешь, религии монотеистические пришли из скорее всего политеистической религии Египта. Все наши боги — прототипы бога Ра. Ведь люди сразу поняли, когда вообще начали что-то понимать и мыслить, что без солнца погибнут и они, и всё живое.

«Я вообще не понимаю, о чём он говорит. Но когда он с таким энтузиазмом рассказывает что-то, то слегка округляет глаза и повышает голос. От этого глаза становятся большими, а  в голосе  появляется легкая сексуальная хрипотца…»

-        Но что самое главное, что у всех всё одинаковое — 12 учеников, мать-девственница, крест в качестве атрибутики. А ты читала «Таис Афинскую»?

-        Вроде бы да. Напомни?

«Когда он прикуривает, то прикрывает рукой пламя, хотя мы находимся в помещении. Типично  мужской жест…»

-        И вот я тоже думаю, что религии проходят стадии развития. Народ в своей религии проходит стадии развития. Низкий уровень, если они поклоняются пантеону богов, которые полу-люди, полу-животные, чуть повыше — когда боги становятся прототипами людей. Но вот для меня загадка, что самое высокое: когда люди поклоняются одному богу, или когда начинают поклоняться самому человеку, как воплощению бога, и отождествлять его с богом? Как это было в апогей развития греческой культуры, когда они даже статуи лепить стали так, что не отличить от настоящих людей — так четко были видны венки, напрягшиеся мышцы…  Мне кажется, что все-таки это выше, чем просто поклонение одному богу.

«Где он всему этому набрался вообще? Он похож на помаду, которая говорит губам, что у них неправильная форма и поэтому, она неправильно легла».

-        Ты понимаешь?

-        Конечно.

-        А ты как думаешь?

-        Я?.. Ну, мне кажется, что ты не прав в корне. Что на самом деле все религии — это нечто, придуманное человеческим страхом. Животное не испытывает страх, поэтому и религии у него нет. Животные вообще не понимают, что умирают. А потому абсолютно не важно, есть у них какое-то развитие или нет.

«Интересно, когда я всю эту байду ему говорю, о чём он думает? Считает ли меня умной? Представляет ли меня без рубашки?»

-        Ты немного отошла от темы.

Максим поправил волосы и взял зажигалку.

«Есть, — подумала Марина. — Теперь надо ненавязчиво зазвать его к себе».

-        Кстати, мне тут как раз недавно прислали энциклопедию про религии, про древнюю наскальную живопись…

-        Чью?

-        Не помню. Ну, какое-то солидное издание.

-        Дашь почитать?

-        Давай сейчас зайдём ко мне. У меня ещё кофе вкусное есть.

Она поймала его возмущённый взгляд.

- Я имею ввиду зёрна. Поэтому «вкусное».

Максим взглянул на Марину. Почесал щёку.

-        Аа. Ну, давай возьмём счёт.

 

***

 

Он потянулся за зажигалкой. Предложил сигарету Марине. Оба с наслаждением затянулись, и Марина накинула одеяло на обнажённую грудь. Максим затянулся и на выдохе заговорил:

-        А вообще — в Бога лучше верить. Вот смотри: если ты не веришь, а он есть, то тебе Там будет плохо. Если ты веришь, и он есть, то тебе Там воздастся. Если ты веришь, а его нет, то тебе и умирать страшно будет.

Он замолчал. Марина посмотрела в потолок.

«Он неисправим. Но секс был чудесный. Надо будет повторить как-нибудь».


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *