Филолохи


Ластик — удивительное создание.

Ценой собственной жизни он готов уничтожать наши ошибки.

 

Как-то раз прихожу в родную редакцию. Редактор, не глядя на меня, читает привычную лекцию о том, что нужно надевать юбки летом, ведь уже жарко, что нужно сначала писать всё от руки, а потом уже набирать на компьютере, чтобы успевать осознать, что пишешь, и прочую лабуду, от которой я научилась отключаться. Я спокойно смотрю, как мой суровый редактор кидает три таблетки заменителя сахара в чашку с кофе, явно боясь переборщить, и достаёт припасённый кекс с изюмом. Между делом он вставляет:

-     Кстати, там опять кто-то кого-то избил. Съезди, посмотри. Шумиху такую подняли. Каких-то вандалов поймали.

-     Диктофон у меня сломался.

-     Выкручивайся. Вот когда мне было двадцать, — затянул было он, но я схватила сумочку, казённый фотоаппарат и скрылась за дверью.

Около пострадавшего здания стояла толпа, и все фотографировали красующуюся надпись: «россия для русских». Стоял тихий возмущённый ропот. У милицейских машин стояли два молодых человека. Судя по всему, задержанные. Только было я стала к ним пробираться, как дорогу мне преградил детина в погонах. Вот тогда-то я и вспомнила нравоучения редактора, что пора переходить на юбки. Я попыталась было с ним пококетничать — тщетно. Тогда я решила пустить в ход журналистскую изворотливость. Отошла обратно к толпе и, стараясь не привлекать внимания, обошла машину с другой стороны. Подобравшись к задержанным, я как можно равнодушнее спросила:

-     Ваши творения? — и мотнула головой в сторону надписи.

Ребята смерили меня высокомерным взглядом.

-     Нет, конечно.

-     А чьи?

-     Неучей каких-то.

-     А вас за что?

-     А мы их стукнули чуть-чуть.

-     Какие патриотичные, за фасады переживаете?

-     Да фасады-то — ладно. А вот какого хрена они Россию с маленькой буквы написали?

Подрастающие Лимоновы неожиданно оказались выросшими Солженицынами.

-     Так вы их за это?

-     За это! — ребята гордо выпрямились. – Мы их скрутили и задали три вопроса по русской грамотности — ни на один ответить не смогли. Бездари!

-     А что спрашивали-то?

-     Да школьную программу!

Я так и представила живописную картину: двое парней пинают троих и, брызжа слюной, кричат:

-     Какое спряжение у глагола «бегать»?

-     Как правильно — позвОнишь или позвонИшь? КатАлог или каталОг?

-     Какое окончание у существительного третьего склонения в творительном падеже?

Я еле сдерживала хохот. Красота-то какая!

-     А вы сами откуда?

-     С филфака.

-     А те трое?

-     Да подростки какие-то. Класс 10-11. Поймаем — диктант писать заставим. И за каждую ошибку — наказание.

-     Какое?

-     Не придумали ещё. Будут знать, как «любить» родину. Писать научились, а грамоте нет. В голову вбили «чурки — вон!», «бей жидов!». А сами хуже приезжих! В тюрьму бы за такое, — даже как-то мечтательно у него получилась последняя фраза.

Вот бы действительно сажали всех, кто не знает русского языка. По городам бы пустить патруль и, как только где-то произносят «позвОнишь мне?», люди в форме сразу скручивают — и в кутузку. Потом несколько недель допроса: кто учил, где, какие оценки за выпускной экзамен по русскому языку — и в исправительную колонию. На дообучение. За «поклади» — три недели. За тортЫ — пять недель.

Будет введена строгая цензура, все письма будут проверять суровые неподкупные редакторы. Спутал тся и ться — два месяца наказаний и обучения.

Везде будут висеть плакаты: «А ты знаешь куда поставить ударение в слове «творог»?». У людей будут в сумках лежать словарики, а по ночам неграмотные будут бояться спать — к ним могут прийти в любой момент, разбудить и спросить:

-     Что такое омонимия?

Или:

-     Твёрдый или мягкий знак стоит сначала в алфавите русского языка?

Ежеутренне будут вывешиваться списки «Враги языка». С этого момента этим людям будет запрещено называть свою фамилию в обществе и куда бы то ни было записываться.

Те, кто хоть раз были замечены в незнании языка, не могли бы выезжать из страны — «Не знаешь родного языка, не позорь страну за рубежом!» — именно так и напишут на всех вокзалах.

 

-     Девушка, давайте я вам помогу?

Я оглядываюсь и вижу красивого молодого человека. Длинные тёмные волосы взлетают на ветру, сквозь футболку видно накаченное тело. Это мужчина из снов каждой женщины. Он открывает багажник машины с шашечками такси и повторяет своё предложение какой-то девушке:

-     Ложьте сюда.

Вдребезги разбивается картинка таксиста, красной «девятки» и хрупкой девушки с багажом. Остаётся небо. Я отворачиваюсь и ускоряю темп.

«Статью назову «Националистов избили за неграмотность». А лучше вообще вот так: «ФилоЛохов избили: закон и порядок». Только редактор всё равно не пропустит»…

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *