А на Ямайке было б лучше


Она была вся в кружевах. Она была похожа на огромное безе. И казалось, что если положить её в рот, то она с хрустом разлетится на мелкие кусочки, которые будут таять от прижимания их языком к небу. И мне очень хотелось раскусить ее, разжевать её плоть вместе с этим роскошным дорогущим платьем с кучей подъюбников и спиц и выплюнуть под ноги её морщинистому, наполовину поседевшему жениху — за то, что она пытается сорвать эту свадьбу. Да нет, мне абсолютно наплевать на то, что у неё есть молодой любовник во Франции, что она не любит этого дряхлеющего бизнесмена, который сейчас с пеной у рта орёт на неё и, казалось, старается вонзить свои острые, холёные лучшим мастером в мире когти в её причёску. А мы с видеооператором стоим под дверью, готовые ворваться в любую секунду, потому что, если что-нибудь случится с внешним видом молодожён, а особенно внешним видом невесты, то свадьбы не будет точно. В общем-то, мне наплевать на их ссоры и приступы ревности. Меня волнует мой гонорар и то, что я отказался от других заказов в пользу этой свадьбы, в том числе от шикарной свадьбы на Ямайке, где я давно хотел побывать и поснимать. Я теряю ни много ни мало — пристройку к своей вилле на острове Сен-Барт. Я хотел сделать террасу, на которой бы спали мои гости летом, а ещё там можно было бы наслаждаться солнечным утром и завтраком из блинчиков с апельсиновым соком. Что-то я отвлёкся и уже перестал понимать ход событий. Так, о чем это они?
Итак, мы с видеооператором стоим под дверью и прислушиваемся к ругани рассвирепевшего жениха. Невеста оказалась не промах — этого дядьку, годившегося ей почти в отцы, она охмуряла невинными взглядами и ласковой нежностью, а в это время крутила роман с молодым начинающим бизнесменом. Она-то думала, что это просто интрижка на стороне, а этот хрен взял, да и написал ей сегодня письмо, о том, что он её любит, что жить без неё не может, и чтобы она не выходила замуж за этого старого хрыча (при этих словах она, видимо тыкала пальцем в жениха и пыталась спрятаться от него за столом или креслом), а приезжала к нему в Париж — он ждёт её с кольцом из бриллиантов.
- Разве я мало дарил тебе колец? Ты — подлая шлюха, — и так далее, и так далее.
Ещё через пятнадцать минут мы поняли, что внизу собралось огромное количество родственников невесты, которые прилетели из Америки, а кроме того, родственники жениха из Испании. А я прилетел к ним из Дрездена, где в тихой атмосфере снимал свадьбу фотомодели с каким-то молодым неизвестным парнем подающим надежды музыкантом. В общем, контингент сегодня собрался, что надо. И если сейчас они решат свадьбу не проводить, то представляете, какой будет скандал? И сколько денег уйдёт впустую — там на стоимость одного только банкета можно было купить приличную квартиру в Ницце! А её платье стоит дороже моей крутой камеры Leika. А сколько потратили денег гости, принарядились в лучшие костюмы и платья от Диор и Лоран, прилетели в Венецию, зарезервировали лучшие гостиницы…

Именно эти аргументы мы и высказали молодожёнам, если их можно так назвать. Точнее сказал я: мы решили, что пора успокаивать разгорячившуюся пару, и я пошёл к ним, а в это время видеооператор дозванивался до священника, который должен был повенчать «молодых» в прекрасной церкви Сан Марко XII века.
- Итак? — спросил я и закурил последнюю сигарету из пачки, открытой только сегодня с утра, когда я приехал в дом к невесте, чтобы снимать её сборы, но вместо этого застал бурную сцену ревности. Девятнадцать окурков лежало сейчас в пепельнице возле двери комнаты невесты, а ещё порядка сотни сигарет было выкурено гостями, которые ждали появления молодых внизу в фойе, не подозревая о том, какие страсти царят сейчас в этой уютной комнатке, уставленной лучшей мебелью известнейших дизайнеров.
- А что мы будем делать с церемонией венчания? — спросил жених.
- Священник будет вести церемонию на итальянском, — сказал ворвавшийся видеооператор. — Я только что дозвонился до него и объяснил ситуацию. Всё будет хорошо. Никто из ваших гостей не знает этого языка. Он будет просто болтать на своём итальянском, а вовсе не венчать вас, постарается говорить неразборчиво. Вы сможете потом наслаждаться банкетом вместе с гостями, так и не поженившись. А через пару месяцев скажете родственникам, что разводитесь.
Жених с невестой попросили сигарет, и я открыл новую пачку. Мы вчетвером расселись по креслам и стульям, закурили, и воцарились первые тихие за последний час минуты. Ещё через десять минут улыбающиеся натянутыми улыбками молодые спускались в фойе, где их встречали радостные крики заждавшихся гостей. Я снял крышку с объектива, видеооператор достал камеру, и всё понеслось в вихре бешеного свадебного танца: церемония, поездка по городу, фуршет. Во время венчания священник рассказывал об архитектуре древнего храма, о том, что обычно, под сводами этой церкви, где на фресках изображены сцены “Крещения Христа”, молодожёны под органную музыку дают клятву верности друг другу, а сегодня не будут. Хитрый священник часто использовал выражения:
- Жених и невеста наверняка знают…
Или:
- Жених с невестой познакомились в этом прекрасном городе…
Так как знал, что обычно гости знают только эти два слова на итальянском. А потом снова возвращался к бормотанию про описание города и церкви.
Потом священник спросил:
- Жених, согласен ли ты, что эта женщина любит и готова дарить возлюбленному всю свою любовь, нежность и ласку?
Жениха подтолкнули и он мрачно ответил:
- Да.
- А вы, невеста, согласны ли вы любить, почитать, уважать, дарить нежность и ласку не этому мужчине?
- Да, — радостно ответила невеста и посмотрела в глаза своему жениху, чтобы он подыграл ей.
Церемония прошла без сучка, без задоринки.
Во время банкета невесте постоянно доставляли немногословные, но полные крика и отчаяния телеграммы от её любовника:
«Не выходи за него замуж!»
«Я тебя люблю!»
«Я жду тебя в Париже, приезжай как можно скорее!»
«Когда ты приедешь?»
«Ты уже вышла за него?»
«Что происходит?»
А я удалял все фотографии, которые запечатлевали невесту с заплаканными глазами, читающую телеграммы «от близких друзей, которые не смогли приехать на свадьбу», как было тактично рассказано приглашённым. В общем, я тогда получил даже больше, чем мне было обещано — молодая невеста пригласила меня на свою вторую свадьбу – с молодым бизнесменом. Свадьба была намного скромнее, а я, так и быть, сделал им скидку. Как «постоянной клиентке», на что она, смеясь, ответила, что надеется – это последний раз. Как же, как же. Не удивлюсь, если через лет пять она пойдет под венец с другим бизнесменом. И с подтяжкой на лице. Что ж, в свадебном бизнесе тоже бывают постоянные клиенты.
Через два года старый миллионер позвал меня на свою свадьбу – он обручался с красивой длинноногой фотомоделью. На Ямайке. Это я ему предложил. Сказал, что в Европе не то – все равно там церемонии все похожи. А нужно что-то принципиально другое. И я не прогадал. Это была самая трогательная церемония, которую я снимал. Даже ком в горле встал. Пришлось прятаться за фотоаппарат, скрывая стоящие слёзы в глазах. На этот раз гостей было раза в два меньше, но пышность и роскошество остались те же. Ну и мой гонорар увеличился – инфляция, сами понимаете.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Источник: kratkoesoderzhaniepro.ru